Врач посоветовал Галине Александровне Малевой привыкать к темноте. Запоминать, где какая вещь лежит в доме, стараться чистить картошку и зажигать газ с закрытыми глазами. Видеть, по расчетам офтальмолога, Галине Александровне оставалось от силы полгода — год. Но судьба распорядилась по-своему. Она не только сохранила зрение на слепнущем левом глазу, но и вернула способность видеть правому глазу, который не видел более 57 лет. В годик правым глазиком Галина Александровна наткнулась на писчее перо. Спохватились не сразу, а лишь тогда, когда глаз стал закрываться бельмом (это было в конце 1939 года). Доктор снял бельмо, но сказал, что видеть этим глазом девочка не будет. Никто и не догадывался, что у нее видит только левый глаз. Так и прожила Галина Александровна с одним глазом 57 лет, особо не переживая, т.к. у левого глаза всегда было 100% зрения. Но вот случилось горе: в автомобильной аварии погибла дочь. У Галины Александровны случился инфаркт, инсульт, потом стал развиваться сахарный диабет. Далее на единственном зрячем глазу появилась катаракта. Она готова была сделать операцию, но ей отказали, т.к. вероятность сохранения зрения была очень мала. Увидев рекламу психологической коррекции зрения, Галина Александровна приехала в Москву и пришла ко мне на прием.  Я с уверенностью в голосе сказал ей, что с катарактой мы справимся, и у нее сразу поднялось настроение.

Галина Александровна не могла смириться со слепотой, у нее было истинное желание исправить зрение. В моей практике были случаи, когда люди с одной стороны —  хотели видеть, а с другой — не хотели видеть того, что на него надвигалось. Для Галины Александровны оказалось важнее быть зрячей, чем не видеть будущего. Беседуя, мы пришли к выводу, что с левым глазом сработала защитная реакция — «не видеть тот предмет, который попал в глаз». А появление катаракты на правом глазу — это попытка закрыться от трагедии с дочерью. Внутренний настрой только на прозрение,  пробудил в Галине Александровне дремлющие психологические силы, способные восстановить зрительное восприятие. Мы много раз с ней повторяли: «Я свято верю в то, что исправлю свои глаза, сделаю их совершенно здоровыми. Весь мой организм подчиняется моим мыслям о чистом и ясном зрении, о наполнении глаз гармонией. Я чувствую, как с каждой минутой, с каждым часом мои глаза становятся лучше и здоровее, крепнут и молодеют, они восстанавливаются».  Далее вместе с ней мы концентрировались на ощущении того, что сам организм возвращает ей утраченное ясное видение. Никто иной, ни капли, ни другие медикаменты, а именно сам организм. Мы представляли, как зрение постепенно восстанавливается, глаза обретают правильную истинную форму, структура глаз становится такой, как при чистом и ясном зрении.  Настрой на успех, концентрация на ощущениях восстановления зрительного восприятия, огромное желание прозреть совершили невероятное. Правый глаз через 57 лет заработал. Он стал видеть. Еще через полтора месяца психологической коррекции вместе с Галиной Александровной удалось убрать катаракту с левого глаза. С тех дней прошло почти 15 лет. Галина Александровна видит двумя глазами.